Степан Аркадьевич жестом показывает Каренину, что еще рано говорить о деле.

Степан Аркадьевич жестом показывает Каренину, что еще рано говорить о деле.

КАРЕНИН. Дела комитета…

АННА. Ты очень мил, что приехал.

Степан Аркадьевич делает Каренину одобряющий жест. Каренин целует Анне руку.

КАРЕНИН. Как Сережа? Вырос ли?

АННА. Я рядом, поэтому тяжело замечать такое.

КАРЕНИН. Должен вырасти. Малыши стремительно вырастают.

Анна механично трет то место, куда Каренин поцеловал ее.

БЕТСИ. Уж вот не задумывалась узреть Степан Аркадьевич жестом показывает Каренину, что еще рано говорить о деле. вас на скачках, Алексей Александрович. Что такое могло вас в этом привлечь?

КАРЕНИН. Спорт, по моему воззрению, имеет огромное значение…

БЕТСИ. Никогда не замечала, что вы близки спорту.

КАРЕНИН. Отвратительный спорт кулачного боя либо испанских матадоров есть признак варварства. Но спец спорт есть признак развития.

БЕТСИ (с драматичностью Степан Аркадьевич жестом показывает Каренину, что еще рано говорить о деле.). Вы, как обычно, очень умны, Алексей Александрович…

КАРЕНИН. Не нахожу мои слова…

СТЕПАН АРКАДЬИЧ. Княгиня, пари! За кого вы держите?

БЕТСИ. Мы с Анной за князя Кузовлева.

СТЕПАН АРКАДЬИЧ. Я за Вронского. Пара перчаток.

БЕТСИ. Идет!

СТЕПАН АРКАДЬИЧ. Дали!

Масса зрителей поднялась со собственных мест. Анна схватила бинокль, устремила Степан Аркадьевич жестом показывает Каренину, что еще рано говорить о деле. взор вдаль. Лицо ее бледно и строго. Каренин глядит на неё.

СТЕПАН АРКАДЬИЧ (Каренину). Не время.

Каренин не отвечает. Глядит на Анну, она смотрит за одним из скачущих. Вдруг оборачивается на Каренина.

АННА. Что для тебя?

Каренин отворачивается.

СТЕПАН АРКАДЬИЧ. Смотрите! Кузовлев ваш свалился, княгиня!

БЕТСИ. Это Степан Аркадьевич жестом показывает Каренину, что еще рано говорить о деле. разве Кузовлев?

СТЕПАН АРКАДЬИЧ. А кто же еще! Очередной! Вот и скачки! Просто свалка! Вронский свалился! Это Вронский свалился?

БЕТСИ. Вронский…

Анна вскочила с места. На её лице кошмар. Масса бежит к упавшим.

СТЕПАН АРКАДЬИЧ. Вот свалка!

Бежит в сторону скакавших. Бетси бежит за ним.

АННА. Пойдемте туда!

КАРЕНИН. Пойдемте Степан Аркадьевич жестом показывает Каренину, что еще рано говорить о деле., если вам угодно.

Протягивает ей руку. Анна отворачивается от руки.

АННА. Стива! Стива!

Пробует выйти из беседки, но Каренин стоит у нее на пути. Сейчас они в беседке одни.

КАРЕНИН. Я снова предлагаю вам свою руку, если вы желаете идти.

АННА. Нет, нет, оставьте меня, я останусь.

Садится.

КАРЕНИН Степан Аркадьевич жестом показывает Каренину, что еще рано говорить о деле.. Как желаете. Мы можем быть тут. (Тоже сел.) Как, но, мы все склонны к этим ожесточенным зрелищам…

АННА (пробует рассмотреть упавших в бинокль). Что? Я не понимаю…

КАРЕНИН. Я вынужден огласить вам, что те мысли в отношении вас, которые я смел высказывать до этого…

АННА. Я не желаю вас слышать Степан Аркадьевич жестом показывает Каренину, что еще рано говорить о деле..

КАРЕНИН. Я приехал объясниться и хочет это сделать. Те мысли вдруг стали мне казаться наваждением, но видя отчаяние, которое вы не умели скрыть при падении 1-го из ездоков…

АННА. Что вам ранее?! Он там, а вы здесь!

КАРЕНИН. Мои мысли…

АННА. Ваши мысли правильные!

КАРЕНИН. Я могу ошибаться…

АННА. Нет Степан Аркадьевич жестом показывает Каренину, что еще рано говорить о деле., вы не ошиблись. Вы не ошиблись. Я была и не могу не быть в отчаянии. Я слушаю вас и думаю о нем. Я люблю его, я его любовница, я не могу переносить, я боюсь, я терпеть не могу вас… Делайте со мной что желаете.

Каренин сел, кивнул.

АННА Степан Аркадьевич жестом показывает Каренину, что еще рано говорить о деле.. Вы довольны? Более того, я беременна его ребенком. Выпустите меня.

КАРЕНИН. Я принес вам средства на расходы.

АННА. Мне не нужно ваших средств. Выпустите меня.

Каренин сдвинул ноги в сторону. Анна выскочила из беседки, побежала к упавшим. Каренин длительно глядит впереди себя, позже поднимает бинокль. Рассматривает в него свои Степан Аркадьевич жестом показывает Каренину, что еще рано говорить о деле. ноги. Рот его искажается как у малыша, в один момент зашибшего колено, но глаз за биноклем не видно.

Глава 12

Дача Карениных. Комната Анны. Каренин роется в ящике письменного стола. Заходит Анна. Видно, что она только возвратилась со скачек.

АННА. Что вам необходимо?

КАРЕНИН. Письма вашего хахаля.

Анна подходит к столу Степан Аркадьевич жестом показывает Каренину, что еще рано говорить о деле., стремительно затворяет ящик.

АННА. Их тут нет.

Каренин отталкивает ее, хватает из стола портфель. Анна пробует вырвать портфель.

АННА. Это не то!

Каренин опять толкает ее.

КАРЕНИН. Сядьте!

Анна садится.

КАРЕНИН. Надеюсь, ваш хахаль сломал шейку?

Берет со стола карандаш и разламывает его.

АННА. Этой новейшей черты Степан Аркадьевич жестом показывает Каренину, что еще рано говорить о деле. – беспощадности - я не знала еще в вас.

КАРЕНИН. Вы называете беспощадностью то, что супруг всячески старается удержать супругу. Это беспощадность?

АННА. Это ужаснее беспощадности, это подлость, если уже вы желаете знать!

КАРЕНИН. Нет! Подлость? Если вы желаете употребить это слово, то подлость – это кинуть супруга, отпрыска для хахаля Степан Аркадьевич жестом показывает Каренину, что еще рано говорить о деле. и есть хлеб супруга!

АННА. Вы не сможете обрисовать мое положение ужаснее того, как я сама его понимаю…

КАРЕНИН. Ваше положение? Не думаю, что вам любопытно мое положение. Положение, когда даже визит доктора… Вы растоптали меня и сейчас гласите о собственном положении. Я ли поставил вас в это положение? А в мое Степан Аркадьевич жестом показывает Каренину, что еще рано говорить о деле. поставили меня вы со своим хахалем. Но сейчас я приму меры, чтоб положение это кончилось…

АННА. Скоро, скоро оно кончится и так…


stelazin-galoperidol-droperidol-proizvodnie-tioksantena.html
stella-5-svetilo-ad-izolda-12-glava.html
stella-5-svetilo-ad-izolda-17-glava.html